КОМСОМОЛ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ПАРТИЙНАЯ
ПРЕССА РЕГИОНА


"СЛОВО КПРФ" -
ГАЗЕТА
ЛЕНИНГРАДСКОГО
ОБКОМА КПРФ >>>


ЛИСТОВКИ
ЛОК КПРФ >>>


ГАЗЕТЫ РАЙОННЫХ
И ГОРОДСКИХ
ОРГАНИЗАЦИЙ КПРФ


"Лужский рубеж" (г.Луга) >>>

"Ижорская коммуна"
(г.Коммунар) >>>


"Товарищ" (г.Гатчина) >>>

"Слово КПРФ
Тосненского
района" (г.Тосно) >>>


"Импульс"
(г.Сертолово) >>>

"Слово к народу" (г.Кириши) >>>

"Ветеранская правда" (г. Всеволожск) >>>

Свежие газеты и листовки ЛОК КПРФ

"Слово КПРФ", №8, октябрь 2018 >>>

"Слово КПРФ", №7, сентябрь 2018 >>>

 

Все газеты и листовки, выпущенные ЛОК КПРФ, вы можете посмотреть в разделе

 

ПАРТИЙНАЯ ПЕЧАТЬ

 

Ленинградский обком КПРФ ВКонтакте. Слово КПРФ. Ленинградская область >>>
 

Ленинградский обком КПРФ. Сообщество на Facebook. Слово КПРФ. Ленинградская область >>>

 
Новости
Коммунисты Ленинградской области: Гатчинский район

 

Два российских капитализма
 

 

Согласно широко распространенной  (вернее –  распространяемой) точке зрения СССР  в конце ХХ века в процессе борьбы с тоталитарным режимом  подвергался   оздоровляющему испытанию либерализмом. Что получилось в итоге – никто, скорее всего, не может точно объяснить.

Имеются  принципиальные различия в исходных позициях, целях, формах и методах движения «первого» и «второго»  капитализма.    Если первый вариант был связан  с определенным  небольшим прогрессом, то второй – с разрушением титанической вертикали государственной власти и засасыванием в воронку «взрывного неорганического  первоначального накопления капитала».

По общему мнению, патриархально-народные формы капитализма в богомольной России стали развиваться после эмансипирующей реформы 1861 года. Последующие полвека с определенной долей условности могут считаться периодом относительно свободного развития частного предпринимательства.

Как отмечает современный философ С.Б. Чернышев, Россия в эпоху «первого капитализма» с безумной скоростью покрывалась сетью железных дорог, приобрела  миллионный слой фабричных рабочих и к началу ХХ века оказалась в пятерке наиболее развитых европейских стран. Но по существу- то в указанную пятерку вошла не страна, а лишь ее островок,  крохотный (в масштабах страны) уклад величиной с Голландию. Он охватывал 2% населения и был во многом наведен, индуцирован извне, финансовой пуповиной связан с Европой. Прочая Русь продолжала жить по заветам дедов и прадедов. Следствием прихода цивилизации для широких масс, не читающих  Чехова, стало разве что появление рельсовых путей, откуда можно было свинчивать гайки на грузила1.  

«Предпринимательскую» деятельность в России  рассматривали в первую очередь  не  как  источник наживы  («успеха»),  а   как   «своего рода миссию, возложенную Богом или судьбой».  Важнее была не структура доходов   «предпринимателя»,  а статьи расходов. Русский успех как  результат  труда – это успех не стяжателя, а мастера своего дела.

Представитель известной московской купеческой фамилии П.А. Бурышкин говорил, что думал: «Бог богатство дал в пользование  и  потребует по нему отчета…» или, как выражал по- французски ту же  мысль П.П. Рябушинский, «Richesse oblige!» («Богатство обязывает!»). Представление о «русской лени» создалось в Европе с тех времен, когда в Париж стали наезжать русские помещики и транжирили там деньги.

История многих ранее известных деловых семей – Кокоревых, Губошиных, Крестниковых, Морозовых, Корниловых и многих других  могла бы стать «брэндом», подобно легендам о Я. Фуггере,  Э. Карнеги  Дж. Рокфеллере, но судьба распорядилась с ними менее справедливо.

В период «первого капитализма»  буржуазия была политически импотентна, а «эмбрионом» советской политической вертикали  была партия нового (профессионального) типа, стремящаяся стать государством. Социализм был в определенной степени реакцией феодально - патриархальных структур на экспансию первого капитализма.

Генезис же нового правящего класса неразрывно связан с проблемой  выживания партийных расстриг и  представителей позднесоветской номенклатуры. Практически власть перешла в руки социальных  инволюционеров,   не слишком  эффективных  и  в  прежней  системе. Эпоха заканчивалась, никого об этом не предупредив. В «щепки и стружку» ушла половина экономического потенциала страны.

Реформаторы- затейники  всевозможными  средствами  масс- медиа   внушили народонаселению, что одержана Великая Победа Демократии и Пепси. Посольство США становится «Кремлем». В идиотической эйфории народ ждет повышения жизненного уровня и процветания на западный манер. Миф о строительстве коммунизма сменился мифом о строительстве демократии. А сзади, в зареве легенд – герой, дурак, интеллигент.

Можно сказать, что Россия пришла к либерализму не из прошлого, а из будущего, хотя и в определенной степени «закономерно». Страна уперлась в   стенку,  про которую американский гегельянец японского происхождения  Ф. Фукуяма сказал, что это «конец истории» как конечная точка идеологической эволюции человечества. Но  Россия уперлась в эту стену спиной и  «стучится в Историю затылком». Скорее всего, Россия даже при очень большом желании никогда не сможет реализовать  американскую мечту  и  стать полностью либеральной.

Процесс материализации  американской мечты в России  «не  попадает» в интервал  данной резонансной частоты со всеми вытекающими отсюда «неоднозначными» последствиями. Сложившуюся так называемую «элитную  экономику»  характеризуют наличие большого числа суррогатных финансовых  инструментов и деривативов, обеспеченных исключительно мнением аналитиков. И– главное – формирование узкого круга финансовой элиты,  извлекающей  супердоходы  за  счет проведения спекулятивных и полукриминальных операций с ценными бумагами.

Еще на рубеже ХIХ – ХХ вв.  было показано, что слияние и сращивание промышленного капитала с банковским на высокой ступени концентрации производства (на стадии империализма) приводит к образованию качественно нового– финансового– капитала. Наличие финансового капитала–  реальность современной «рыночной» российской экономики. Вместо лозунга «Слава КПСС» гордо реет «Обмен валюты». Слово «гражданин» уже окончательно оттеснило привычное слово «товарищ».

Новым этапом  «тектонического» мошенничества стало строительство финансовых  пирамид. Сначала  в   это «перспективное» дело  включились частные структуры  (АО  «МММ», «Хопер- Инвест», АVVА и др.), а затем и само государство-левиафан. Как управляемая иллюзия возникла грандиозная пирамида ГКО. Во время Великой Отечественной войны эта аббревиатура означала «Государственный Комитет Обороны», а в середине девяностых приобрела иное значение: «Государственные казначейские обязательства». Дорогие россияне стали активно превращаться в коллективного Леню Голубкова. С  Россией  повторилось то,  что  проделали с бесхитростным Буратино на поле чудес лиса  Алиса и кот  Базилио. Не только египетский фараон Хеопс изобретал пирамиды.

Русскому сердцу хочется ласковой песни и хорошей, большой любви. Дефолт  1998 года показал явную  невозможность либеральной утопии– догоняющего капиталистического развития  на основе квази-рыночных реформ. В полной мере проявилось банкротство экономического курса России, проводимого младореформаторами. По всем показателям  российская катастрофа была хуже американской депрессии 1929 года.

Борис Абрамович Березовский быстро прошел путь от сперматозоида до доктора технических наук. Одна из его околонаучных монографий называлась «Задача наилучшего выбора». Можно сказать, что «Береза» именно такую задачу всю жизнь и решал. Не очень великий ученый относился к жизни как к постоянно обновляемому набору задач, требующих нетривиального решения.

Олигарх с большой дороги ставил сам себе задачи по наилучшему выбору. Великомученик новейшей истории Б.А. Березовский счастливо прошел период полового созревания в СССР и знал лучше многих, как делать выбор. Поэтому он прикопытился к Волжскому автомобильному заводу и стал миллионером. После «разборок» с Кремлем ему был выдан британский паспорт на имя Платона Еленина.

Попутчик Б.А. Березовского подполковник ФСБ А. В. Литвиненко в соавторстве с Ю. Фельтшинским представил в туманном Лондоне книгу «ФСБ взрывает Россию». В данном бестселлере делается попытка доказательства версии о том, что взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года организовали доблестные чекисты с целью расширения военных операций в Чечне и «раскрутки» на этом фоне В.В. Путина.

«Сегодня,– отмечает общественный деятель и экс- министр по делам печати и информации черномырдинского правительства  Б.С. Миронов,– не осталось ни одного серьезного экономиста, кто бы не признал очевидного: происходящее в экономике России – это не перестройка, не реформирование, не либерализация, не демократия,– это разграбление государства»2.

Нефте-газовую экономику современной России  трудно назвать экономикой в аристотелевском смысле (У Аристотеля на такой случай существовало слово хрематистика – наука по накоплению богатства). Она в значительной степени является системой перераспределения российских  природных богатств политической элитой в союзе с иностранным капиталом. Насаждение западных  «непреложных рыночных законов»  как «чертова яблока» (картошки) при Екатерине является лишь дымовой завесой для этого перераспределения, ибо реальная экономика в РФ  отсутствует. Кремль становится ячейкой всемирного олигархата.

Утверждение же о том, что СССР развалился из-за падения мировых цен на нефть в конце «перестройки» не вполне  соответствует действительности. Действительно, тогда цена упала наполовину «благодаря» сговору США с ближневосточными нефтедобывающими странами. Однако Советский Союз не  так сильно зависел от нефтедолларов, как ООО «Россия». К развалу экономики страны привела политика Михаила Раисовича Горбачева. Сегодня все зависит от цены на нефть. Падение мировых цен на нефть и газ рикошетом бьет по экономике России.

В теологическом ракурсе нефть не имеет прообраза в уме Бога, так как является продуктом разложения живых существ. Более того, нефть выступает как антипод Бога. Если Всевышний – это квинтэссенция идеального или чистая форма, то нефть принципиально не имеет формы. Ее образом в лучшем случае является аистоподобная добывающая техника (станок- качалка),   либо темные и жирные пятна. Это подчеркивает демонизм нефти. В отличие от культуры нефтяная скважина требует не очень больших затрат, но приносит супер-доходы.

Таким образом, благо нефти не ассоциируется с красотой, а безобразие становится залогом бесконечных возможностей. Идеи рождаются исключительно по поводу использования нефти. Идея самого углеводорода, скорее всего, невозможна. Нефть темна и ее добывают из-под земли. Это порождает стойкие ассоциации с областью инфернального. Нефтяной промысел напоминает распечатывание демонов. В английском языке нефть и масло обозначаются одним словом «oil».

РФ обладает неимоверными запасами нефти и газа. И вместе с тем «дорогие россияне» не становятся счастливыми. Имеют место быть большие генетические потери: очень много талантливых мозгов утекает за границу. Необратимо уничтожается дух культуры и смыслов. Власть, сформированная одним социальным катаклизмом, просыпается после его «победы» с вполне разумной мыслью‒ как не допустить повторного.

Резко активизировался процесс слияния хозяйственной и бюрократической элиты. Взаимопроникновение высших чиновников в «бизнес- структуры», а олигархов в  административные происходило и происходит на всех уровнях– федеральном, региональном и муниципальном.  Вместо намеченного сокращения чиновничьего поголовья происходит его расширенное воспроизводство. В современной   бюрократической системе  нет никаких  идей. Здесь  господствует  только  одна  «целевая функция» – отъем денег у налогоплательщиков. Господствующий класс разрушает объект управления. Современное население превращается в фарш, пропущенный через мясорубку комфорта и страха.

Если нет консолидирующей Идеи, то возникают трудности со стратегией. Фактически  политические топ- менеджеры не планируют,  а  «адаптируют» производство  под свои нужды. Вместо миллионов обещанных собственников и тысяч  крепких хозяйственников страна получила стаю безнравственных хищников и затягивается в омут индивидуализма. Страна при расцвете рождает героев и певцов, а при упадке ‒ нефтяные брызги и много чинопользователей. Россия как государство‒ гигант, а как общество‒ младенец.

Численность управляемых совсем ненамного превосходит количество управляющих. Состав играющей команды не меняется, идет только постоянная перетасовка колоды и реализуется формула неразделенной любви– власть обещает, но не дает. В стране великого юмора каждый острит уже тем, что живет в ней. Национальная стратегия В.В. Путина– управляемое падение в сортир мировой политики. Для пробуждения у дорогих россиян архетипа любви к Отцу бывший слегка известный сотрудник КГБ любит фотографироваться с детьми.

Все богатства российского отделения олигархической элиты   имели единственный источник – государство. Российские «акулы бизнеса» хорошо видели и умели использовать  слабости российского государства и получили  «куски разделанного советского мамонта»,  опираясь на властно- номенклатурные   привилегии. «Ударники капиталистического труда» питаются телом СССР, соблюдают паркетный политес и расставляют в своих кабинетах на видных местах иконки.  Пролетариат– могильщик капитализма, а олигархия– падальщик социализма. Каждый второй олигарх – это Шура Балаганов, по привычке лезущий в чужой карман за полтинником.

В отличие от ЦК КПСС, сверхаморальные олигархи с биовыживательной психологией не способны думать на длинные дистанции. Соседи по списку «Форбс» знают ресторанно- самолетный английский язык и не берут в союзники вечность. Легендарные основоположники российского олигархата не видят дальше собственного (чаще всего еврейского) носа, и интересуются только настоящим, в котором можно легко прихватывать огромные бонусы и вывозить их за рубеж.

Лишь только на первый взгляд может показаться парадоксальным   тезис о том, что   по сравнению с РФ Советский Союз  с несколько большим основанием мог считаться капиталистической страной.  Вожди КПСС имели достаточно смутное представление о К. Марксе и легендарная борода основоположника навевала преимущественно тоскливые воспоминания об экзаменах по марксизму-ленинизму.

Однако в СССР с исповедальными разговорами на кухнях    не разрушался собственно капитал как средство производства – оборудование, технологии, квалифицированные работники и система их обучения. Отсутствие личного контроля над экономикой подчеркивалось термином «золото партии». Деньги в централизованной экономике были преимущественно учетным средством для определения плановых показателей. Безличный характер советского золотого тельца позволял активизировать любые финансовые средства для масштабных проектов.

Уважая сестру таланта и тещу гонорара, можно с выражением сказать, что вчера наш паровоз еще куда-то летел. Сегодня одни пересели с него на БМВ, другие– на БТР. Деньги становятся суррогатом национальной идеи и «нашим всем».

 

 

Сергей Емельянов,
доктор философских наук
член Коммунаровской партийной организации КПРФ
Гатчинского района 


17 ноября 2020
Rambler's Top100

© ЛО КПРФ, 2008
Создание и продвижение сайта - Eyetronic

E-mail: obkom@lokkprf.ru

lenvestnik@mail.ru

Коммунистическая партия Российской Федерации | Ленинградский областной комитет