ПАРТИЙНАЯ
ПРЕССА РЕГИОНА


"СЛОВО КПРФ" -
ГАЗЕТА
ЛЕНИНГРАДСКОГО
ОБКОМА КПРФ >>>


ЛИСТОВКИ
ЛОК КПРФ >>>


ГАЗЕТЫ РАЙОННЫХ
И ГОРОДСКИХ
ОРГАНИЗАЦИЙ КПРФ


"Лужский рубеж" (г.Луга) >>>

"Ижорская коммуна"
(г.Коммунар) >>>


"Товарищ" (г.Гатчина) >>>

"Слово КПРФ
Тосненского
района" (г.Тосно) >>>


"Импульс"
(г.Сертолово) >>>

"Слово к народу" (г.Кириши) >>>

"Ветеранская правда" (г. Всеволожск) >>>

Свежие газеты и листовки ЛОК КПРФ

"Слово КПРФ", июль №5 >>>

"Слово КПРФ", апрель №4 >>>

"Слово КПРФ", март №3 >>>

"Слово КПРФ", февраль №2 >>>

"Слово КПРФ", январь №1 >>>

"Слово КПРФ", декабрь №11 >>>

"Слово КПРФ", октябрь №10 >>>

"Слово КПРФ", сентябрь №9 >>>

"КПРФ", август >>>

"КПРФ", июль >>>

"Слово КПРФ", июнь №8 >>>

"Слово КПРФ", май №7 >>>

"Слово КПРФ", май №6 >>>

"Слово КПРФ", апрель №5 >>>

"Слово КПРФ", март №4 >>>

"Слово КПРФ", февраль №3 >>>

"Слово КПРФ", январь №2

"Слово КПРФ", январь №1

"Слово КПРФ", декабрь

"Слово КПРФ", октябрь

"Слово КПРФ", сентябрь

Печатные агитматериалы кандидата в губернаторы Ленобласти от КПРФ Николая Кузьмина >>>

Листовка к Дню русского языка


Листовка к Международному Дню защиты детей

"Слово КПРФ", апрель

"Слово КПРФ", март

"Слово КПРФ", февраль

 

 

Листовка памяти Ленина


"Слово КПРФ", 19.12.2014


"Слово КПРФ", 04.12.2014


"Слово КПРФ", октябрь

Листовка к акции 3-4 октября

 

"Слово КПРФ", сентябрь

Листовка к  Дню знаний

К Всероссийской акции протеста 23 августа

 

"Слово КПРФ", август

"Слово КПРФ", июнь

Листовка к Дню Победы

"Слово КПРФ", апрель

Листовка к Дню космонавтики

Газета "Слово КПРФ" 19 марта

Газета "Слово КПРФ". Март

Листовка к 23 февраля

Газета "Слово КПРФ". Январь

Все газеты и листовки, выпущенные ЛОК КПРФ, вы можете посмотреть в разделе

ПАРТИЙНАЯ ПЕЧАТЬ

 
Новости
Мнение коммуниста


По России бродит призрак революции?


24% россиян, опрошенных после президентских выборов, в апреле этого года, Федеральным научно-исследовательским социологическим центром (ФНИСЦ) РАН, «испытывают сильную тревогу или постоянный страх» по поводу «новой революции в России». 29% в связи с этим «испытывают некоторое беспокойство», 47% респондентов новая революция в России не беспокоит. Правда, не ясно, она их не беспокоит потому, что они её наступления ждут и хотят, или потому, что считают её нереальной? Сами социологи отнесли возможность новой революции в России к числу «явлений и процессов с низким уровнем тревожности». Они настаивают на том, что это — «группа угроз, казалось бы, потерявших свою актуальность ещё в 90-е годы ХХ в., либо представляющих собой политологические «страшилки».
 

НО ОНИ И САМИ, во-первых, сомневаются, что угроза новой революции или соседствующая с нею угроза «диктатуры, массовых репрессий в стране» являются лишь «страшилками». Во-вторых, конечно, такие угрозы по сравнению с «ухудшением системы медицинского обслуживания и образования» или «резким снижением уровня жизни значительной части населения» являются менее актуальными, и сильную тревогу и постоянный страх перед развалом здравоохранения и образования и ростом бедности россияне испытывают вдвое чаще. Но когда только девятая часть соотечественников (11%) не испытывает постоянного страха резкого снижения уровня жизни, то стремление четвёртой части угнетаемого эксплуататорами народа коренным образом, качественно, изменить социально-экономический строй мало похоже на миф или политическую придумку.

Это же исследование ФНИСЦ РАН выявило, что самое болезненное неравенство и для общества, и лично для респондентов — неравенство доходов. Для общества его считают болезненным 84% россиян, 69% опрошенных считают его самым болезненным для себя лично. В пятёрку наиболее остро ощущаемых социальных неравенств также вошли неравенства в доступе к медицинской помощи (70%), в жилищных условиях (64%), в доступе к хорошим рабочим местам (52%) и к образованию (48%).

Неудивительно, что в такой ситуации 46% россиян оценивают ситуацию в стране как напряжённую, критическую, а 6% считают её даже катастрофической.

Опрос, проведённый после президентских выборов, показал, что более половины соотечественников считают положение в стране кризисным и катастрофическим не только из-за постоянно растущей бедности населения и вопиющего социального неравенства. Такая оценка формируется и под воздействием массового недоверия к власти. В системе современных государственных структур РФ, по данным ФНИСЦ РАН, пользуются доверием более половины россиян только президент РФ и Российская армия. Менее 40% соотечественников доверяют правительству, главам субъектов Федерации, органам внутренних дел. Всем остальным структурам нынешнего Российского государства доверяет менее трети граждан РФ. Неподобающе высокий на этом фоне рейтинг доверия В. Путину напоминает чудо-дерево с густой кроной, но без корней. (Подробнее об этом: «Общество после президентских выборов». «Правда» за 25—28 мая 2018 года).

Получается, что высшая власть капиталистической России может опираться только на армию, полицию и других силовиков. Стоит ли после этого удивляться, что почти четверть респондентов (23%) испытывают сильную тревогу или постоянный страх от «угрозы диктатуры и массовых репрессий в стране».

Но после этого и 24% постоянно страшащихся новой революции в России тоже не могут вызывать удивления. Вероятно, это та часть населения страны, в распоряжении которой сконцентрировано более половины всех денежных доходов населения. Большинство аналитиков сходятся во мнении, что в стране пока нет ещё даже предреволюционной ситуации, но те, кто владеет неправедно нажитым богатством, уже дрожат от страха.

СТРАХ ЗА СВОЁ будущее присущ и тем, кто захватил командные высоты в экономике и политике Российской Федерации. Но он проявляется не в ответах социологам и заявлениях на брифингах, а в их деяниях. Чтобы убедиться в этом, обратимся к другому исследованию ФНИСЦ РАН. Недавно в издательстве «Весь мир» вышла книга «Столицы и регионы в современной России. Мифы и реальность 15 лет спустя», написанная творческим коллективом под руководством академика М.К. Горшкова. В главе «Ситуация на работе и человеческий капитал жителей столиц и регионов» приводятся некоторые данные об изменениях в российском рабочем классе, происшедших за последние 15 лет. Они, безусловно, заслуживают внимания. Читаем:

«Что касается динамики различий в структуре занятых между столицами и регионами, то эти различия во многом являются продолжением тенденций последних лет. Так, начиная с 1990-х годов в России наблюдаются процессы деиндустриализации, сопровождающиеся деквалификацией нефизического труда, т.е. одновременного сокращения доли не только работников физического труда, но и доли работников высокоинтеллектуального труда в составе рабочей силы с параллельным наращиванием занятости работников средней и низкой квалификации».

Эта констатация дополняется данными об изменениях структуры занятых в поселениях разного типа за последние 15 лет.

В этой таблице прежде всего бросается в глаза резкое сокращение доли… руководителей, тем более что за годы реставрации капитализма шёл процесс не концентрации производства, а дробления предприятий. Отсюда можно сделать вывод, что такое снижение отражает явное сокращение доли предприятий и их подразделений, то есть деиндустриализацию. Данные таблицы говорят о том, что разрушение промышленности велось прежде всего в столицах, а данные статистики уточняют, что этот процесс коснулся куда в большей степени Москвы, чем Санкт-Петербурга. Социологи тоже обращают внимание на то, что «столичные города (главным образом Москва) стали центрами «сервисной экономики». Можно было бы предположить, что эти преобразования были связаны с ускоренным развитием сферы обслуживания. Но это означало бы не уменьшение, а увеличение численности организаций и, следовательно, их руководителей. Таблица же убеждает в уничтожении организаций.

Действительно, сегодня в Москве несколько «мёртвых» крупных промышленных зон. Может быть, они стали следствием вывода из столицы экологически вредных предприятий и теперь временно пустуют в ожидании наукоёмких, высокотехнологичных фирм? Ведь все промзоны оснащены мощной производственной инфраструктурой, что делает экономически привлекательным создание в них новых компаний. Увы, развитие столицы было направлено совсем по иному руслу. Сегодня об этом не по одному разу в час в каждом вагоне московского метро сообщает с мониторов, установленных перед выборами мэра столицы, С.С. Собянин с видом триумфатора: в огромной промышленной зоне на месте легендарного автозавода имени Лихачёва будет жилой комплекс на несколько десятков тысяч квартир. Никаких современных новых производств в Москве не планируется. Об этом говорит в длинном пропагандистском предвыборном ролике мэр, об этом знают москвичи, наблюдая за судьбой промышленных зон. А то, что страна нуждается в новой индустриализации, понимает даже премьер-министр Д.А. Медведев, несколько лет вещавший о необходимости инновационного обновления экономики.

Но не будем упрекать членов правительств России и её столицы в некомпетентности и непрофессионализме. Они весьма компетентно подходят к защите интересов господствующего класса, узурпировавшего власть в 1991 году. Хорошо осознавая, что нынешняя власть — это факиры-временщики, они твёрдо знают: главная задача Кремля и «Белого дома» — продлить господство нуворишей в России. Я допускаю, что социологи в нынешний «мёртвый сезон» даже искренне удивились тому, что 24% их сограждан испытывают постоянный страх перед новой революцией в стране. Персонажей из власти этой цифрой не удивишь: они сами в неё входят. Поэтому они серьёзно заняты профилактикой, помня, что судьба всех прежних революций решалась в столицах, а конкретного могильщика капитализма безошибочно назвали ещё Карл Маркс и Фридрих Энгельс в бессмертном «Манифесте Коммунистической партии».

Как видно из таблицы, деиндустриализация столицы была нацелена прежде всего на сокращение московского рабочего класса. По данным социологов, его доля среди работающего населения главного города России снизилась за 15 лет на 10%. Но эта цифра явно занижена. Дело в том, что в исследовании за 100% взяты трудящиеся — и рабочие тоже! — сразу двух городов. Между тем деиндустриализация коснулась города трёх революций куда меньше, чем Москвы. Реально доля рабочего класса в населении столицы сократилась, видно, процентов на 15. И процесс этот продолжается.

Поэтому сегодня одной из приоритетных задач столичных коммунистов становится борьба за сохранение рабочего класса. Опорой в ней призван стать сохранившийся московский пролетариат: пока что, как утверждают социологи, каждый третий работающий москвич — это представитель Его Величества Рабочего Класса. Последний, мартовский 2018 года, совместный пленум ЦК и ЦКРК КПРФ в своём решении напомнил партийным комитетам, кто является основной социальной базой Коммунистической партии: «Настойчиво укреплять связь партии с рабочим классом, крестьянством и молодёжью. Усилить взаимодействие с профессиональными союзами и трудовыми коллективами. Способствовать расширению структур социального протеста. Оказывать поддержку самоорганизации граждан в борьбе за свои права и интересы».

УНИЧТОЖЕНИЕ столичной индустрии и сокращение рабочего класса столицы, вызванное страхом правящих кругов перед новой революцией, серьёзно повышает роль пролетариата областных центров. Социологические исследования подсказывают, что наряду с перенесением центра тяжести в партийной работе Московского и Петербургского отделений КПРФ на деятельность в рабочей среде — а эту установку VI (октябрьского 2014 года) пленума Центрального Комитета партии никто не отменял, наоборот, постановление IV (мартовского) совместного пленума ЦК и ЦКРК КПРФ её подтвердило — аналогичная задача превращается в неотложное дело региональных комитетов и городских комитетов областных центров. В.И. Ленин предупреждал: «Переворот может назреть, а силы у революционных творцов этого переворота может оказаться недостаточно для его совершения, — тогда общество гниёт, и это гниение иногда затягивается на целые десятилетия». А если принюхаться, то нетрудно заметить, что гнилью сильно тянет и сегодня. И не только от свалок.

Исследования ФНИСЦ РАН показали, что социальная атмосфера региональных центров во многих отношениях даже благоприятнее столичной. Начнём с того, что в региональных центрах рабочий класс пострадал меньше, чем в других типах поселений. Доля рабочих в центрах субъектов Федерации за 15 лет сократилась лишь на 2%. Конечно, в каждом из таких городов его численность в разы меньше, чем в сегодняшней Москве. Но его состав в региональных центрах стабильнее, пролетарские традиции здесь сохраняются лучше.

Да и нравственная атмосфера в таких городах нередко чище, чем в столице, где мелкобуржуазность и мещанство свили себе множество уютных гнёздышек. Используя социологические инструменты, учёные замеряли соотношение коллективистских и индивидуалистских целей в образе жизненного успеха у жителей разных типов поселений. В столице в 2003 году в представлении об успехе ещё доминировали коллективистские начала, но в 2017 году погоду делал уже индивидуализм: его влияние в образе успеха в 1,1 раза было сильнее коллективизма. Сам вектор сдвига повсеместно определяется господством капиталистического жизнеустройства. Но в региональных центрах изменения происходят медленнее, а советские представления более жизнестойки: коллективистские начала были влиятельнее индивидуалистских в образе достижения успеха в 2003 году в 2 раза, в 2017-м — в 1,67 раза. В райцентрах, среди которых много индустриальных моногородов, современные показатели такие же, но негативный сдвиг идёт быстрее.

Меньшая адаптация к капиталистическим порядкам у жителей региональных центров ярко проявляется в оценке ситуации в стране, где отражаются не только большее неприятие буржуазности, но и более трудные условия жизни. Если среди москвичей обстановку в стране считают нормальной и спокойной 43% респондентов, то в центрах субъектов Федерации — только 28%. А вот тех, кто считает обстановку в России напряжённой и кризисной, в столице почти вдвое меньше, чем в региональных центрах (соответственно 32% и 59%). Правда, в Москве почти вдвое больше горожан, считающих ситуацию катастрофической (13% и 7%).

Не только о необходимости, но и о возможности существенно повысить роль трудящихся областных, краевых и республиканских центров в классовой борьбе убедительно говорят оценки социальных противоречий населением региональных центров, а также их сравнение с оценками москвичей. (См. табл. 1).

Таблица 1

Иерархия оценок 5 наиболее острых социальных противоречий. 2017 г., %

Варианты противоречий Москва Центры Райцентры

субъектов РФ

Между властью и народом 15 43 36

Между богатыми и бедными 25 41 29

Между чиновниками и гражданами,

к ним обращающимися 17 27 24

Между олигархами

и остальным обществом 22 17 13

Между собственниками предприятий

и наёмными работниками 7 13 15

Поскольку население областных, краевых и республиканских центров России острее чувствует и воспринимает основные социальные противоречия, то оно более критично относится к власти, в том числе к президенту В.В. Путину. Это ясно показали выборы президента РФ 18 марта 2018 года, когда наименьшую поддержку «главному кандидату» выразили, по сравнению с другими типами поселений, многие региональные центры. Своё наиболее критическое отношение к «всенародно избранному» они проявили и во время апрельского опроса ФНИСЦ РАН, проходившего вскоре после президентских выборов. Во-первых, в этих городах доверие В.В. Путину высказали 62% респондентов, тогда как в столицах — 69%, а в райцентрах даже 72%. Во-вторых, центры субъектов Федерации оказались единственным типом поселений, в которых доверие президенту по сравнению с осенью 2017 года уменьшилось. Причём разрыв составил внушительные 6%.

ВЕРНЁМСЯ к проблеме «новой революции в России». Сегодня революционной ситуации в стране нет. Наиболее ярко наличествует лишь один её признак: ухудшение материального положения масс. Выборы показали, что режим пока ещё в состоянии управлять по-старому. Что касается активности масс, то ей ещё расти да расти. Об этом свидетельствует даже то, что класс наёмных, эксплуатируемых работников как физического, так и умственного труда не воспользовался избирательным бюллетенем для выражения протеста.

Но исследование ФНИСЦ РАН «Российское общество после президентских выборов-2018: запрос на перемены», проведённое в апреле, обнаружило один важный сдвиг в общественном сознании. В предыдущих ежегодных опросах, проводившихся с 2012 года, россияне постоянно высказывались за стабильность против перемен. Нынче впервые 56% респондентов заявили, что «страна нуждается в существенных переменах». Заявили после выборов, продемонстрировавших «торжество стабильности». При этом соотечественники не верят, что перемены в интересах людей труда могут быть осуществлены при нынешней власти, даже если президент даёт торжественные обещания.

Социально-психологическая база для организации серьёзной классовой борьбы налицо. Значит, пленуму ЦК КПРФ, который будет рассматривать региональную политику, предстоит откликнуться на изменения общественных настроений. Время самое подходящее: мы только что отметили 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции.

 

Виктор Трушков, "Правда"

kprf.ru


04 июня 2018
Rambler's Top100

© ЛО КПРФ, 2008
Создание и продвижение сайта - Eyetronic

E-mail: obkom@lokkprf.ru

lenvestnik@mail.ru

Коммунистическая партия Российской Федерации | Ленинградский областной комитет