КОМСОМОЛ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ПАРТИЙНАЯ
ПРЕССА РЕГИОНА


"СЛОВО КПРФ" -
ГАЗЕТА
ЛЕНИНГРАДСКОГО
ОБКОМА КПРФ >>>


ЛИСТОВКИ
ЛОК КПРФ >>>


ГАЗЕТЫ РАЙОННЫХ
И ГОРОДСКИХ
ОРГАНИЗАЦИЙ КПРФ


"Лужский рубеж" (г.Луга) >>>

"Ижорская коммуна"
(г.Коммунар) >>>


"Товарищ" (г.Гатчина) >>>

"Слово КПРФ
Тосненского
района" (г.Тосно) >>>


"Импульс"
(г.Сертолово) >>>

"Слово к народу" (г.Кириши) >>>

"Ветеранская правда" (г. Всеволожск) >>>

Свежие газеты и листовки ЛОК КПРФ

"Слово КПРФ", №8, октябрь 2018 >>>

"Слово КПРФ", №7, сентябрь 2018 >>>

 

Все газеты и листовки, выпущенные ЛОК КПРФ, вы можете посмотреть в разделе

 

ПАРТИЙНАЯ ПЕЧАТЬ

 

Ленинградский обком КПРФ ВКонтакте. Слово КПРФ. Ленинградская область >>>
 

Ленинградский обком КПРФ. Сообщество на Facebook. Слово КПРФ. Ленинградская область >>>

 
Новости
Мнение коммуниста

 

Если быть честным: Почему их Сталин хотел ликвидировать их Зорге?

 

Недавно по Первому каналу телевидения прошёл 12-серийный фильм «Зорге» кинорежиссёра Сергея Гинзбурга по сценарию Дмитрия Новосёлова. Разумеется, любой рассказ о таком человеке, о нашем разведчике Рамзае, успешно работавшем перед войной и во время войны в Японии, в самом логове вероятного врага, о Герое Советского Союза, вызывает большой интерес. Тем более что ведь в 1961 году был показан фильм французского режиссёра Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?». И вот через 75 лет после гибели героя и спустя почти 60 лет после французского фильма у нас спохватились… И что вышло?

ПЕРВОЕ, что испытываешь, когда смотришь фильм и читаешь в газетах суждения о нём, — это удивление: как много в том и дру-гом странного. Некоторые авторы без обиняков заявляют: «Какую тему запороли!» (П. Куликова, «Литгазета»), «Новый провал Зорге» (Н. Ирин, «Культура») и т.д.

Н. Долгополов, представившийся в «Российской газете» как «историк разведки, десятилетия изучавший судьбу Рамзая», решил, что такого багажа вполне достаточно для написания рецензии после просмотра всего двух первых серий из 12. И он почти ничего не сказал о самой работе разведчика. Его больше интересует игра актёров, их внешность, в частности, автор находит, что Александр Домогаров не так удачен в роли Зорге, как «высокий, стройный Хольцман» в фильме И. Чампи: «Он чуточку полноват». Правда, «зато он привлекает дам своей несгибаемой красотой». Именно несгибаемой, несокрушимой, победоносной.

Автора очень радует и то, «о чём в былые (советские) времена и мечтать нельзя было: столько иностранных актёров, в данном случае японских». Да, много, но многие советские актёры умели убедительно играть иноземцев. Так, Иннокентий Смоктуновский — немца Моцарта, Владислав Стржельчик — француза Бонапарта, и даже венецианского мавра Отелло великолепно сыграл Сергей Бондарчук, и с ролью японца в «Волочаевских днях» вполне справился Лев Свердлин…

С другой стороны, а сколько в советское время мы видели иностранных театров (хотя бы чешская «Латерна Магика» или японский «Кабуки»), иностранных артистов (хотя бы французы Ив Монтан и Симона Синьоре), сколько певиц (хотя бы француженка Мирей Матьё и чешка Гелена Лоубалова)… Гостила у нас даже невероятная перуанская красавица певица Има Сумак с её пятью октавами... Какой тут обильный и выразительный материал для разговора о советском «железном занавесе»!

В фильме ничего не сказано, хотя бы мельком, об очень многом и важном, не говоря уж о частностях. Начать хотя бы с того, что немецкий посол Ойген Отто ходит в генеральской форме. Где вы видели дипломатов в военной форме? Кажется, она не обязательна даже для военных атташе.

Но есть вопросы поважней. Фильм начинается с конца 30-х годов, потом — первые дни и месяцы Великой Отечественной войны. И мы видим, как победоносно шествуют немцы. А где Красная Армия? Где наше отчаянное сопротивление? Где хотя бы словесное упоминание о Брестской крепости, об обороне Одессы, Севастополя? Ничего этого ни в каком виде нет. И ни слова о потерях врага, о его просчётах. Странно…

А вот на экране 1943 год, и один японец говорит другому: «Русские под Москвой перешли в контрнаступление…» Творцы, оно началось 5 декабря 1941 года. А в 43-м этот японец мог бы поведать другому японцу ещё и о великой нашей победе под Сталинградом, и о Курской битве, и о многом другом. И интересно же было бы показать, как Зорге и его товарищи встречали вести о наших победах. Увы, авторов фильма совершенно не интересуют ни наши победы, ни радость по поводу их.

На экране 1944 год. Рамзай уже арестован. Сталин и Ворошилов (я сильно подозреваю, что авторы фильма думают, будто Ворошилов и тогда был наркомом обороны) говорят о нём. И мы слышим от этого их Ворошилова: «Он признал себя нашим разведчиком». Авторам не приходит в голову простейшая мысль: да откуда, каким образом Ворошилов мог знать об этом?

Что же касается работы Зорге, то тут прежде всего хотелось бы знать, как в чужой стране ему удалось создать интернациональную группу единомышленников, которые, рискуя жизнью, помогали ему. А ведь в этой группе состоял и японец. Ясно, что важную, если не главную роль тут сыграло уважение, сочувствие во всём мире к стране социализма как к надежде человечества. Но авторам фильма и это не интересно, они в таком свете говорить о своей Родине не желают.

Непонятно, почему у нашего агента, выполнявшего столь важную работу в столь важном месте, не оказалось радиопередатчика, и члены группы, как застигнутые врасплох вражеским нашествием партизаны, вынуждены искать в магазинах и на рынках Токио и даже других городов детали, чтобы собрать передатчик. Что, вот так и работала наша разведка? Так ходил по рынкам и Ким Филби?

Н. Долгополов пишет: «Зорге странен. Он уверен в себе. Кажется, предусмотрел всё на годы вперёд». Да, он странен. Но о какой предусмотрительности можно говорить, если на пиршестве в немецком посольстве по случаю нападения Германии на нашу Родину он позволил себе так нализаться, что бросал в лицо немцам: «Вы не знаете, что такое Россия! Россия — единственная страна, у которой есть будущее! Вам не победить!» И это суперразведчик? И что немцы должны были подумать об этом супере? Господа, в каком виде вы представляете нам легендарного героя?

Вспоминается подобная ситуация в фильме «Подвиг разведчика». Тоже какое-то праздничное застолье немцев. Кто-то из них поднимает бокал: «За нашу победу!» Крупным планом герой Кадочникова тоже с бокалом в руке: «За нашу победу!» И зрителю всё ясно, и он торжествует. А тут? Тут он может только негодовать: «Да как он смел!»

Зорге говорит: «Я коммунист, но я и немец». Это вложил ему в уста Новосёлов, желая показать сложность его положения. Но, как известно, его мать Нина Кобелева была русской, на ней женился Густав Зорге, овдовевший отец Рихарда, немецкий инженер, работавший недалеко от Баку. И вот что писал в автобиографии сам Рихард, проживший много лет в России, женатый на русской женщине: «Я, возможно, слишком русский, я — русский до мозга костей» (Р.Г., №73,10.04.2019). Но и это не интересует Гинзбурга и Новосёлова. Их гораздо больше интересуют амурные дела их героя.

Николай Ирин в газете «Культура», №15 писал: «Если быть честным», то надо вспомнить, что Н. Хрущёв и другие сталинофобы старались использовать фигуру Зорге для поношения Сталина. «Говорят, дело Зорге до сих пор не рассекречено, но при Хрущёве точечно его рассекретили именно с целью образно и выпукло очернить Сталина. Разведчик, дескать, за трое суток доложил в Москву о коварном нападении гитлеровской Германии, а Сталин не придал этому значения».

Если быть честным, то надо признать, что на самом деле такого доклада из Токио не было и не могло быть, потому что Гитлер неоднократно менял дату вторжения. И уж больно мудрено, чтобы окончательная дата через полмира срочно дошла до Японии и там сразу стала достоянием нашего разведчика.

Приказ нашего наркома обороны о приведении войск западных военных округов в боевую готовность был отдан ещё 18 июня. Но катастрофа первых дней, недель, месяцев войны была неизбежна. У Германии были все преимущества нападающей стороны, все выгоды агрессора, прежде всего — выбор даты, часа и места, направления главного удара, где Гитлер обеспечил 5—6-кратное превосходство сил. И нельзя же забывать, что поляки знали: вот-вот начнётся… Французы и англичане уже восемь месяцев сидели в блиндажах и окопах. И что? Первые были в прах разбиты за две с половиной недели, вторые — за два с половиной месяца.

А мы устояли и через шесть месяцев разбили и отбросили немцев под Москвой.

Если быть честным… Не смогли авторы фильма быть честными, они в меру своих сил лишь продолжили хрущёвско-путинское поношение Сталина.

Однажды, немало лет назад, меня пригласили на День Победы в некое церковное сообщество. Что ж, прекрасно. В такой компании я этот великий праздник никогда не встречал. А руководила торжеством молодая симпатичная дама, она произносила и речи. И вдруг я слышу: «Сталин приказал обнести на самолёте Москву иконой Казанской Божьей Матери, и только так удалось спасти нашу Белокаменную».

Я промолчал, но когда остались наедине, не выдержал: «Мадам, вы же образованная интеллигентная женщина, но что вы лепечете! Какая икона? Кто этот лётчик? Где он? Почему не спасли иконами и другие города, почему хотя бы не спасли от блокады Ленинград? Перестаньте сотрясать воздух! Всё спасено кровью советского народа!» И что она? «Да ведь так говорят, так пишут в газетах…»

Прошло много лет. И вот на экране их Сталин и их Ворошилов. Первый говорит: «Надо обнести на самолёте Москву иконой…» Второй согласен, но спрашивает: «А японцы не нападут?» — «Это абсолютно исключено!» — «Почему ты так уверен, Коба?» Сталин указывает перстом в небо: «Так сказал мне Он!» Из чего следует, что их Сталин беседует с их Всевышним, с небесами. Очень характерно, что ни один критик, сурово разбирая фильм, об этой чепухе не сказал ни слова, будто всё это само собой понятно, как несомненная правда. Как можно сомневаться! Ведь у нас и сам президент — без бога ни до порога.

А скоро выйдет фильм о святой Матроне Московской, и нам покажут, как Сталин в роковые дни войны ходил к ней советоваться: как быть? А на самом деле на земле, а не на небесах всё зависело от того, устоит Москва или нет. Если бы немцы её захватили, японцы, как, впрочем, и турки, обрушились бы на нас в тот же день. Известную роль сыграли тут, конечно, и суровые уроки, преподанные японцам на озере Хасан и на реке Халхин-Гол.

Н. Ирин высказывает предположение, что авторы фильма «просто не понимают, с кем и с чем имеют дело». Действительно, это можно видеть даже в мелочах. Например, понятно, что в жизни разведчика, работающего во вражеской стране, много тайного. И вот мы видим: на стене кабинета Зорге висит картина. Он снимает картину, а она, оказывается, прикрывала тайник с какими-то важными бумагами. Вы подумайте! Тайник под картиной — чудо конспирации в кабинете разведчика…

Да они или ничего не понимают, или уж так усердствуют угодить главе правительства, объявившего Сталина преступником, что ничего другого не замечают.

Тут, кроме всего сказанного, чего стоит хотя бы только один такой вот ещё сюжетик. Из центра, из Москвы, то есть от Сталина, поступил приказ ликвидировать Зорге. Как так? Почему? С какой целью? За что? Уж не за роман ли с женой немецкого посла, с которым он в дружеских отношениях (знатоки темы говорят, что этот роман придуман сценаристом), и одновременно — с официанткой ресторана?

Но мы же знаем, что, когда Сталину доложили о романе маршала Рокоссовского с одной известной актрисой и спросили: «Что будем делать?», он ответил: «Что? Завидовать будем!» Почему бы Сталину смотреть иначе на дела в далёком Токио? Так что совершенно непонятно, почему авторам фильма вздумалось заставить их Сталина уничтожить их Зорге. Вернее, очень хорошо понятно, ведь кто в Кремле сидит...

И вот мы видим, как Макс Клаузен, друг Зорге, его товарищ по смертельно опасной работе, во исполнение приказа Сталина наливает в рюмку яд. Вот он подаёт рюмку другу… сейчас… сейчас… Но нет! Он не может, он вырывает рюмку: к чёрту приказ… Зорге спасён! Во на что они способны. Но как же так? Ведь Сталин не любил, когда его приказы не исполнялись. Что же дальше? А ничего. Словно ни приказа, ни яда в рюмке и не было, и на отношениях друзей это никак не сказалось.

Сталину приписано ещё и нежелание обменять Зорге на… На кого? Неизвестно. Иногда, имея в виду попавших в плен фельдмаршала Паулюса и Якова Джугашвили, уверяют, что Сталин на предложение обменять их ответил: «Я рядового на фельдмаршала не меняю». Да, именно так говорят. Известный академик Пивоваров негодовал: «Какой он отец народа, если родного сына не захотел спасти!»

Да, не захотел. Но, во-первых, Яков был не рядовым, а старшим лейтенантом. И Сталин должен был бы сказать: «фельдмаршала на старшего лейтенанта…» Во-вторых, никаких предложений об обмене не было. А главное, в-третьих, если и были, Сталин не мог, не имел права, как сделал бы Пивоваров, пойти на обмен, ибо понимал, как бы он выглядел в глазах народа со своей заботой о сыне, когда в плену остаются и гибнут почти три миллиона наших солдат. Так вот, в этой выдумке хотя бы названы два лица для якобы возможного обмена. А кого Сталин мог бы предложить японцам за Рихарда Зорге? Авторы фильма не утруждают себя подобными вопросами.

Если быть честным, то можно сказать: есть все основания думать, что С. Гинзбург, Д. Новосёлов и другие создатели фильма получат правительственную премию из тёплых рук господина Медведева.

 

Владимир БУШИН

"Правда", №48 (30835) 7—13 мая 2019 года

http://gazeta-pravda.ru/issue/48-30835-7-13-maya-2019-goda/esli-byt-chestnym/


16 мая 2019
Rambler's Top100

© ЛО КПРФ, 2008
Создание и продвижение сайта - Eyetronic

E-mail: obkom@lokkprf.ru

lenvestnik@mail.ru

Коммунистическая партия Российской Федерации | Ленинградский областной комитет