КОМСОМОЛ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ПАРТИЙНАЯ
ПРЕССА РЕГИОНА


"СЛОВО КПРФ" -
ГАЗЕТА
ЛЕНИНГРАДСКОГО
ОБКОМА КПРФ >>>


ЛИСТОВКИ
ЛОК КПРФ >>>


ГАЗЕТЫ РАЙОННЫХ
И ГОРОДСКИХ
ОРГАНИЗАЦИЙ КПРФ


"Лужский рубеж" (г.Луга) >>>

"Ижорская коммуна"
(г.Коммунар) >>>


"Товарищ" (г.Гатчина) >>>

"Слово КПРФ
Тосненского
района" (г.Тосно) >>>


"Импульс"
(г.Сертолово) >>>

"Слово к народу" (г.Кириши) >>>

"Ветеранская правда" (г. Всеволожск) >>>

Свежие газеты и листовки ЛОК КПРФ

"Слово КПРФ", №8, октябрь 2018 >>>

"Слово КПРФ", №7, сентябрь 2018 >>>

 

Все газеты и листовки, выпущенные ЛОК КПРФ, вы можете посмотреть в разделе

 

ПАРТИЙНАЯ ПЕЧАТЬ

 

Ленинградский обком КПРФ ВКонтакте. Слово КПРФ. Ленинградская область >>>
 

Ленинградский обком КПРФ. Сообщество на Facebook. Слово КПРФ. Ленинградская область >>>

 
Новости
К 140-летию И.В.Сталина

 

Газета "Правда". Так что же строил Сталин?
 

Суть сталинского проекта развития страны вызывает споры даже среди поклонников вождя
 

Все специалисты, кроме вконец завравшихся патологических антикоммунистов, признают, что Советский Союз в период правления И.В. Сталина добился невероятных успехов в экономическом развитии, в укреплении мощи государства и стал сверхдержавой.

Однако некоторые утверждают, будто он в действительности был не столько коммунистом, строившим подлинно социалистическое общество, сколько «державником», возвеличившим Россию, и ставят в один ряд с Иваном Грозным, Петром Первым и Екатериной Второй. Некоторые полагают, будто он был прагматиком, который без оглядки на «измы» решал конкретные труднейшие задачи, встававшие перед нашей страной…

ОТВЕТ можно найти у самого Сталина. На VII пленуме Исполкома Коминтерна Сталин говорил: «Куда вести дело при хозяйственном строительстве, в каком направлении строить, каковы должны быть перспективы нашего строительства, — все эти вопросы, без разрешения которых честные и вдумчивые хозяйственники не могут сделать ни шагу». И в декабре 1926 года он прямо поставил вопрос «о строительстве социализма теперь, когда мы ликвидировали хозяйственную разруху, восстановили промышленность и вступили в полосу перестройки всего нашего хозяйства».

А пять лет спустя, когда немецкий писатель Эмиль Людвиг сравнил его в беседе с Петром Великим, Сталин сказал: «Пётр Великий много сделал для возвышения класса помещиков и развития нарождающегося купеческого класса. Пётр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев… Задача, которой я посвятил жизнь, не укрепление какого-либо «национального» государства, а укрепление государства социалистического».

Хотя немалая часть противников обвиняют его в «извращении» марксизма, Сталин в основу своего проекта строительства нового общества положил именно те важнейшие принципы, которые выдвинул Маркс.

«На высшей фазе коммунистического общества, после того, как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидуумов вырастут и производительные силы, и все источники общественного богатства польются полным потоком, — лишь тогда… общество сможет написать на своём знамени: «Каждый — по способностям, каждому — по потребностям», — писал Маркс в «Критике Готской программы».

«Каждый — по способностям, каждому — по потребностям» — это формула коммунистического общества. Соответственно основные задачи социализма («первой фазы коммунистического общества», используя термин Маркса из названной работы) — устранение подчинения человека разделению труда; превращение труда из средства зарабатывания на жизнь в первую потребность жизни людей; всестороннее развитие личности каждого человека.

Основополагающая, всё себе подчиняющая задача первой фазы коммунистического общества — социализма: создание системы, которая, как писал Маркс, «производит как свою постоянную действительность человека со всем богатством его существа». Ведь очевидно, что по ходу её решения будет преодолено и подчинение человека разделению труда, и отчуждение труда, отчуждающее от человека «его человеческую сущность», поскольку труд не как удовлетворение внутренней потребности в нём, а ради удовлетворения других потребностей «является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности».

Обязательное условие создания такой социально-экономической системы — ликвидация частной собственности. Это вопрос отнюдь не только экономический. Маркс показал, что частная собственность порождает чувство обладания как отчуждение всех других чувств, и потому необходимо «положительное упразднение частной собственности — этого самоотчуждения человека… как подлинное присвоение человеческой сущности человеком».

Одно из важных условий, обеспечивающих всестороннее развитие личности каждого человека, — увеличение свободного времени людей, поскольку, как указывал Маркс, оно «есть пространство человеческого развития».

Всё это, а также решение целого ряда других задач, стоящих на пути к воплощению в жизнь формулы «Каждый — по способностям, каждому — по потребностям», невозможно осуществить при сохранении капиталистического способа производства, поскольку, как обоснованно утверждал Маркс, «способ производства материальной жизни обуславливает социальный, политический, духовный процессы жизни». А ориентированный на погоню за прибылью капиталистический способ производства производит как свою постоянную действительность духовное оскудение людей и общества в целом, что и во времена Маркса, и в ХХ веке отмечали многие мыслители, в том числе и не разделяющие политических целей коммунистов.

А какие же задачи строительства нового общества ставил И.В. Сталин?

В то время, когда революция 1905 года потерпела поражение, Сталин пишет работу «Анархизм или социализм?», в которой, в частности, разъясняет важнейшие марксистские принципы строительства нового общества (её публикацию в печати прервало то, что заключительные главы были изъяты полицией при аресте Сталина).

Так, он приводит слова Маркса: «Если человек черпает все свои знания, ощущения и пр. из чувственного мира…, то надо, стало быть, так устроить окружающий мир, чтобы человек познавал в нём истинно человеческое, чтобы он привыкал в нём воспитывать в себе человеческие свойства», — и ставит конкретную задачу: «…мы должны способствовать коренному переустройству экономических отношений». Исходя из этого, Сталин определяет фундаментальный принцип экономики будущего общества: «Главная цель будущего производства — непосредственное удовлетворение потребностей общества, а не производство товаров для продажи ради увеличения прибыли капиталистов. Здесь не будет места для… борьбы за прибыль».

Позже, уже в ходе социалистического строительства, Сталин назвал принцип: «Цель социалистического производства не прибыль, а человек с его потребностями», — «основным законом социализма». Очевидно, что этот закон предопределил принципиально иной способ материального производства, нежели в капиталистическом обществе.

Проводя индустриализацию, Сталин одновременно с задачей создания мощной промышленной базы СССР решал и другую, не менее важную для создания подлинно социалистического общества — формирование в сознании трудящихся невозможных при капитализме духовных стимулов труда. Как Иосиф Виссарионович сказал на встрече с американской рабочей делегацией в 1927 году, важнейшим таким стимулом должно стать «сознание того, что рабочие работают не на капиталиста, а на своё собственное государство». А в работе «Экономические проблемы социализма в СССР», в которой он в 1952 году наметил перспективы дальнейшего развития советского общества и главные цели на этом пути, прямо поставлена задача: добиться, чтобы труд был «превращён в глазах членов общества из обузы в первую жизненную потребность».

Сталин не раз подчёркивал, что общенародная собственность — неприкосновенная основа социалистического общества (этот принцип был зафиксирован и в Конституции СССР 1936 года). А в «Экономических проблемах социализма в СССР» он выдвинул задачу: «…поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности».

Сталин много раз говорил о важности культурного развития народа. Так, летом 1923 года он заявил на совещании ответственных работников республик СССР: «Ты хочешь сделать передовой свою страну в смысле поднятия её государственности — подымай грамотность населения, подымай культуру своей страны — остальное приложится». И от этой линии не отходил никогда.

На XV съезде ВКП(б), где определялись основные задачи ближайшего этапа строительства социализма, Сталин подчеркнул, что одна из наиболее важных задач партии — «усилить борьбу за культурный подъём рабочего класса и трудящегося крестьянства». А в «Экономических проблемах социализма в СССР» среди главных целей следующего этапа развития общества он поставил и такую: добиться культурного роста, «который бы обеспечивал всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы все члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию…».

Это, опять же, прямо соответствует тем задачам, которые Маркс считал необходимым решить на пути перехода от первой фазы коммунистического общества к высшей. А поскольку Сталин понимал, что пространство для развития личности — свободное время, то поставил и такую цель: сократить рабочий день до шести, а потом и до пяти часов…

Воспитательная работа велась буквально начиная с детского сада; на то же были нацелены многие произведения художественной культуры — от вполне серьёзных до лёгкого жанра. Огромную роль сыграло социалистическое соревнование. Сталин увидел в нём суть: это «коммунистический метод строительства социализма» (выделено Сталиным. — В.В.), и потому сразу подхватил идею социалистического соревнования и всемерно способствовал его развёртыванию. Это действительно был коммунистический метод, поскольку соревнование обеспечивало не только рост производительности труда (хотя и эту задачу выполняло очень эффективно), но и превращение труда «в дело чести, в дело славы, дело доблести и геройства», что было громадным шагом на пути к преодолению отчуждения труда.

Достижения в этой работе были потрясающими. Французский писатель Ромен Роллан, который подчёркивал, что «никогда не разделял идей русского большевизма», тем не менее был восхищён увиденным в Советском Союзе в 1930-е годы: «Это, очевидно, колоссальное пробуждение человеческого сознания в области труда. Оно возможно только в настоящем социалистическом обществе, где рабочий чувствует себя хозяином, а не эксплуатируемым, где он работает не для обогащения чуждого ему класса, а для всего общества».

Американский миллионер полковник Робинс, познакомившись с жизнью СССР 1930-х годов, делился впечатлениями: «Я… видел, что в результате соцсоревнования создаётся новый пыл, новое стремление, чего деньги никогда купить не смогут; ибо рабочие ожидают от этой своей работы чего-то лучшего и большего, чем то, что могут дать деньги». Что это за «большее», ясно из слов знатной ткачихи Валентины Плетнёвой, сказанных ею в интервью уже 1990-х годов: «Была радость труда, измеряемая не длинным рублём, не почестями, а совсем другим, многим сейчас непонятным счастьем — вдохновением, желанием принести стране как можно больше пользы».

И в любых условиях Сталин неизменно следовал основному закону социализма. Погоня за прибылью была категорически исключена в строившейся социалистической экономике.

Принципиально иной, нежели при капитализме, способ производства создал условия для формирования сознания людей на основе гуманистических, подлинно человеческих принципов бытия. Замечательный писатель Антуан де Сент-Экзюпери так определил, что значит «быть человеком»: «это значит чувствовать, что ты за всё в ответе… Гордиться победой, которую одержали твои товарищи. И знать, что, укладывая камень, помогаешь строить мир». Именно на это было нацелено в сталинское время советское воспитание и добилось немалого. Достаточно напомнить, что в 1990-е годы «демократы» заявляли, что для успеха капиталистических реформ необходимо, чтобы «поумирали эти люди» — люди, чьё сознание формировалось в годы реализации сталинского проекта строительства социализма.

Свернув нэп, Сталин упразднил и частную собственность. Более того, советское воспитание сумело устранить её и как психологический фактор. Это признавал даже такой хулитель советского прошлого, как режиссёр Марк Захаров; впрочем, то, что «сознание людей перестало воспринимать частную собственность как естественную закономерность», он считал не грандиозным достижением на пути воспитания гуманистически ориентированной личности, а страшным пороком.

Верность Сталина марксистским принципам строительства подлинно социалистического общества воплотилась и в том, что даже в самые трудные моменты в жизни страны он не забывал о развитии народа. Индустриализация требовала концентрации сил и средств в сфере промышленности. Выступая на XV съезде ВКП(б), Сталин честно предупредил, что «у нас будут ещё элементы товарного голода на ближайший ряд лет. Но мы иначе не можем поступать, если мы хотим двигать вперёд всемерно индустриализацию страны».

Однако средства на развитие художественной культуры и приобщение к её духовным богатствам самого широкого круга людей находились и в этот период. Создавалась и система выявления способностей молодёжи и их развития. Именно при Сталине главным ориентиром советского образования стало формирование творческой личности, что признавал в бытность министром образования РФ и Фурсенко (как и положено «демократам», он видит в этом порок).

Предпринимались в Советском Союзе и реальные шаги к тому, чтобы устранить подчинение человека разделению труда. Школы рабочей молодёжи (позже появились и аналогичные школы для молодых сельских тружеников), система довузовской подготовки для молодёжи из рабочих и крестьян открывали людям физического труда возможность овладеть высшим образованием. Многие из них потом добивались значительных высот в науке. Скажем, вот жизненный путь Б.И. Шавырина. Родился в семье железнодорожника, в 16 лет стал рабочим, но продолжал учиться. Окончил рабфак, потом МВТУ, стал инженером на заводе; проявил изобретательские способности и в 1936 году был привлечён в конструкторско-испытательную группу, создававшую миномёты; в 1942 году был назначен главным конструктором СКБ гладкоствольной артиллерии.

Достижения в духовной сфере заслуживают названия «Русского чуда» не менее, чем свершения в экономическом развитии Советской страны. Они вызывали восхищение у многих западных интеллигентов, в том числе и у тех, кто к советской политической системе относился без симпатий, — как, например, итальянский режиссёр Федерико Феллини или швейцарский писатель Фридрих Дюрренматт.

Выдающийся талант Сталина как стратега построения нового общества проявился и в том, что он всегда помнил: социализм — это не самоцель, а «первая фаза коммунистического общества», период, во время которого необходимо создать социально-экономические условия, обеспечивающие возможность перехода к «высшей фазе коммунистического общества».

В июле 1928 года на Пленуме ЦК ВКП(б) обсуждались вопросы структуры новой Программы Коминтерна. Некоторые товарищи предлагали поставить в ней раздел о коммунизме в самый конец. Сталин же обосновывал необходимость поставить раздел о коммунизме сразу после раздела о капитализме, так поясняя свою позицию: «Нельзя говорить о переходном периоде, не говоря предварительно о той системе хозяйства, в данном случае коммунистической системе, переход к которой предлагается Программой. Говорят о переходном периоде, о переходе от капитализма к другой системе хозяйства. Но переход к чему, к какой именно системе, вот о чём должна речь идти раньше».

А после войны, когда страна залечила раны, нанесённые гитлеровским нашествием, Сталин в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» наметил пути дальнейшего развития советского общества. Это был качественно новый этап развития, когда главным ориентиром должна была стать высшая фаза коммунистического общества. Иосиф Виссарионович писал: «Раньше, чем перейти к формуле «каждому по потребностям», нужно пройти ряд этапов экономического и культурного перевоспитания общества…» Подобную мысль он высказывал и прежде. Но теперь в свойственном ему стиле — максимально чётко — ставил конкретные задачи по этому «перевоспитанию», к решению которых необходимо приступать уже сейчас.

Например, Сталин считал, что в условиях строительства социализма отдельные механизмы рыночной экономики весьма полезны. Но тут же подчёркивал, что при переходе к коммунизму они будут уже тормозом развития общества. В частности, Сталин говорил о необходимости создания системы продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами, которая позволила бы ликвидировать в этой сфере товарное обращение. Да, конечно, он при этом замечает, что «такая система потребует громадного увеличения продукции, отпускаемой городом деревне, поэтому её придётся вводить без особой торопливости». Но он отнюдь не считает, что приступать к решению этой стратегической задачи надо где-то в дальней перспективе. Напротив, он прямо указывает, что начинать следует немедленно: «…вводить её нужно неуклонно, без колебаний, шаг за шагом сокращая сферу действия товарного обращения и расширяя сферу действия продуктообмена».

Показательно, что говоря в «Экономических проблемах социализма в СССР» о предложениях в сфере экономики, Сталин указывал, что критерием их целесообразности является то, способствуют ли они переходу к коммунизму или препятствуют. Оценивая позицию тех, кто выступал не за постепенное свёртывание товарного обращения, а, напротив, за его развитие, он писал: «Они… не понимают, что товарное обращение несовместимо с перспективой перехода от социализма к коммунизму».

А тем, кто предлагал передать МТС в собственность колхозам, Сталин отвечает: «Из этого получилось бы, во-первых, что колхозы стали бы собственниками основных орудий производства… Можно ли сказать, что такое положение способствовало бы повышению колхозной собственности до уровня общенародной собственности, что оно ускорило бы переход нашего общества от социализма к коммунизму? Не вернее ли будет сказать, что такое положение могло бы лишь отдалить колхозную собственность от общенародной собственности и привело бы не к приближению к коммунизму, а, наоборот, к удалению от него?»

Остановлюсь ещё на одном моменте. В начале индустриализации Сталин ради повышения производительности труда распорядился задействовать материальное стимулирование. Теперь же он предлагает улучшать материальную обеспеченность народа не только за счёт повышения зарплаты, но «особенно, путём дальнейшего систематического снижения цен на продукты массового потребления». И это решение тоже вело от первой фазы коммунистического общества к высшей. Потому что было шагом к освобождению равного права от буржуазных рамок, о которых Маркс писал в «Критике Готской программы» и относил их к недостаткам, «неизбежным в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества».

Доказательством правоты Сталина «от противного» стало то, что отход Хрущёва от курса, намеченного Сталиным, и последовавший при Брежневе фактический отказ от основного закона социализма, в результате чего главным ориентиром вновь становилась прибыль, вызвали в Советском Союзе тяжёлый духовный и идеологический кризис. Подлинный социализм стал трансформироваться в общество потребления, что в конечном счёте и привело к контрреволюции.

 

По страницам газеты "Правда", Виктор ВАСИЛЕНКО. г. Белгород.

https://kprf.ru/ruso/190804.html


09 января 2020
Rambler's Top100

© ЛО КПРФ, 2008
Создание и продвижение сайта - Eyetronic

E-mail: obkom@lokkprf.ru

lenvestnik@mail.ru

Коммунистическая партия Российской Федерации | Ленинградский областной комитет